5 книг с героями на острове

Остров доктора Моро
Герберт Уэллс
1896

Фабула «Острова доктора Моро» достаточно общеизвестна: незадачливый путешественник Эдвард Прендик после ряда неприятных транспортных перипетий оказывается на острове, населенном безумным ученым, не менее безумным подручным ученого и плодами их познавательных экспериментов — доктор Моро исследует человеческую природу с помощью живого воображения и острого скальпеля, создавая химерических сложносоставных полуживотных-полулюдей.

Забавно, что жанровая природа этой истории столь же сложносоставная и химерическая: это то ли роман ужасов — здесь довольно много воют, стреляют и гоняются друг за другом в зловещих сумерках, то ли высокоморальная притча о том, как подобия божьих подобий превращаются черт знает во что, то ли мизантропическая социальная сатира в духе Свифта и Оруэлла — мол, присмотрись внимательно к ближнему своему, и непременно увидишь звериное рыло.

Мистер Фо
Джон Максвелл Кутзее
1986

«Мистер Фо» — нагруженная современными смыслами ревизия «Робинзона Крузо», в этот раз — в духе постколониальной теории: на остров Надежды попадает еще одна жертва кораблекрушения, женщина, Сьюзен Бартон. Она проведет с Робинзоном скучный и странный год, почти что вовсе лишенный событий, а после будет спасена и доставлена обратно в Англию — вместе с Пятницей, немым, безгласным и безъязыким.

Сьюзен Бартон захочет рассказать свою историю известному писателю, мистеру Даниэлю Фо — чтобы жить на отчисления с продаж захватывающего бестселлера о необитаемом острове. Или чтобы найти ответы на вопросы, не дающие ей покоя: что происходило тогда, когда ничего не происходило; что превращает последовательность событий в сюжет, а бормотание — в высказывание; что дает человеку возможность и право речи; кто возвращает ему язык?

Человеческая гавань
Йон Айвиде Линдквист
2008

«Человеческая гавань» — третья книга автора дважды экранизированного и всеми любимого романа «Впусти меня». Ее действие развивается на живописном шведском острове Думаре, который когда-то давно был населен рыбаками и контрабандистами, а теперь — преимущественно дачниками, отдыхающими и призраками утраченного прошлого. Время от времени кто-то из жителей Думаре исчезает — без следа и без предупреждения: может быть, просто уехал на материк. Или утонул по невнимательности. Или бесследно провалился под лед. Или что похуже.

Интересно, что, прежде чем начать писательскую карьеру, Йон Линдквист двенадцать лет проработал фокусником. Этот трудовой стаж самым характерным образом сказался на его манере расставлять акценты, выстраивать мизансцены, манипулировать персонажами и вообще вести сюжет — в процессе чтения «Человеческой гавани» нужно внимательно следить за руками.

Волхв
Джон Фаулз
1967

Устраивать в герметичном пространстве острова внезапные встряски — добрая традиция английской литературы. Как и превращать любую совокупность событий в роман воспитания. В «Волхве» Фаулз отдает должное обеим традициям: выпускник Оксфорда Николас Эрфе ссорится с подружкой и в бунтарском порыве поступает младшим преподавателем в частную школу на острове Фраксос, где, после нескольких безуспешных приступов рефлексии, оказывается в гостях на вилле Бурани — или же в жилище волшебника.

Пока главный герой пытается понять, что с ним все-таки происходит, автор с немалым удовольствием разбрасывает отсылки и собирает метафоры, смешивает и взбалтывает реальность и фантазм, уверенно длит линию повествования и, наконец, скручивает ее в аккуратное колечко — только затем, чтобы Орфей-Эрфе надел его на хорошенький пальчик своей возлюбленной.

Остров
Олдос Хаксли
1962

«Остров» делают интересным два обстоятельства: во-первых, это последний и, в каком-то смысле, итоговый роман Олдоса Хаксли; во-вторых, это утопия, принадлежащая перу знаменитого пессимиста и антиутописта. Причем утопия самая что ни на есть серьезная и каноническая: с кораблекрушением, со спасшимся чужаком, добросовестно удивляющимся всему увиденному, и с дружелюбными аборигенами, то и дело переходящими в режим импровизированного социополитического лектория.

Жители острова Пала — миролюбивы, разумны и раскомплексованы. Они сумели скрестить западную науку и восточную духовность. Они принимают вещества, практикуют вегетарианство, отрицают насилие, занимаются сельхозработами вперемежку с созерцанием трансцендентного, а также умеют жить здесь и сейчас.

Третья причина, по которой надо читать «Остров», — то, что это настоящий манифест Нью Эйджа.